Делать бизнес в кризисные времена сложно. Выживают преимущественно высокомаржинальные компании, делающие ставки на товары и сервисы, без которых люди обойтись не могут. “Экспресс-стрижка”, сеть парикмахерских где можно подстричься по стандартной цене 30 грн, появилась на рынке в начале 2014-го и сделала ставку на то, что даже в трудные времена люди хотят хорошо выглядеть.

“Сначала у меня были швейные мастерские, но потом я решила зайти в индустрию красоты – и осознала, что я в ней ничего не понимаю, — рассказывает собственник и президент “Экспресс-стрижки” 40-летняя Ирина Погодина. — Я пошла выучилась на парикмахера и устроилась работать парикмахером, чтобы увидеть этот бизнес изнутри”.

Уроженка Антрацита в Луганской области, Погодина приехала в Киев в 2000-м и через пять лет запустила сеть парикмахерских салонов “Гармония”, на базе которых впоследствии и стартовала “Экспресс-стрижка”.

“В течение недели загрузка в обычных парикмахерских еще ничего, но когда приходят выходные — многие женщины идут краситься, делать прически. Приходят мужчины, смотрят, что мастера заняты, и уходят, – объясняет идею быстрых стрижек собственник. – Мы подумали, как усовершенствовать рабочее место, чтобы сделать процесс быстрее”.

В “Экспресс-стрижке” отказались от обязательного мытья волос и оборудовали рабочие места специальными пылесосами для уборки после стрижки. В итоге достигли того, что стандартное время предоставления услуг в сети – не более 15 минут.

Сейчас у Погодиной в рамках сети быстрого обслуживания 21 парикмахерская – 15 в Киеве, остальные в Харькове. Но есть и франчайзи, работающие под брендом “Экспресс-стрижки” – в Киеве, Харькове, Днепропетровске и Кривом Рогу, всего 28 таких точек. В каждом салоне работают 6-8 человек, зарплата парикмахера колеблется от 5 до 8 тысяч гривен.

“Человеку, севшему в парикмахерское кресло перед зеркалом, надо создать образ. Это работа над человеком, творческий и эмоциональный процесс”, — описывает секрет своего бизнеса собственник “Экспресс-стрижки”.

Как работает франчайзинг

Не каждый может получить франшизу “Экспресс-стрижки”, необходимо пройти отбор. Сначала нужно заполнить анкету, чтобы руководство компании поняло, с кем имеет дело. “Продать бизнес какой-нибудь легкомысленной девушке, у которой кроме желания ничего нет, мы не хотим, — говорит Погодина. — Бизнес – это не развлечение, а добывание денег. Мы должны понимать, есть ли у вас управленческие способности, хотя бы поверхностное понимание бизнеса”.

После этого с потенциальным франчайзи встречается менеджер и составляет бизнес-план, исходя из цены аренды и предполагаемого потока клиентов. Появляется понимание возможного размера прибыли.

Подыскивается помещение, закупается оборудование – фиксированная цена в долларах для оборудования одной точки может достигать $4000 — после чего уже составляется официальный договор франчайзинга. К договору прилагается пакет, в котором прописаны детали – от поведения и внешнего вида парикмахеров до количества рабочих мест.

Обычная пятилетняя франшиза на стрижки стоит 20 тысяч гривен; франшиза с маникюром, для чего нужна проточная вода – 25 тысяч. Роялти материнской компании составляет 2,5% с оборота.

При этом сотрудники покупающей франшизу точки проходят специальное обучение и стажировку. Метод экспресс-стрижки запатентован.

“Экспресс-стрижка” старается проверять тех, кто приобрел франшизу, как минимум раз в два месяца, используя технологию тайных клиентов. Кроме того, компания анализирует отзывы. “Моя почта стоит в копии получателей всех писем с отзывами клиентов”, — рассказывает Погодина.

“Для меня точка интересна, если она генерирует хотя бы $1000 чистой прибыли”, — продолжает она.

Бизнес в сложные годы

“Экспресс—стрижка” в 2014 г. имела 1,8 миллиона гривен чистой прибыли, но уже в этом году прибыль падает на 20% — люди стали реже стричься, выросли коммунальные тарифы. Не помог даже приток клиентов из элитного и среднего сегментов.

“В Украине сегментация потребителей очень размыта, — объясняет Погодина. — Человек, который катается на Lexus, может как покушать в McDonald’s, так и в хорошем итальянском ресторане. Очень часто к нам приезжают люди на дорогих машинах, “белые воротнички”.

Исходя из экономических реалий, собственник планирует повышение цен. “За счет поднятия цены мы выйдем на прошлогодний уровень”, — говорит Погодина.

3.JPG

Выход на иностранные рынки

В начале 2015—го “Экспресс—стрижка” с брендом Haircut Express, зарегистрированным для территории всего Евросоюза, вышла на польский рынок и планирует расширение в Испании и Германии. Кроме того, компания хочет открыть для себя Россию, чтобы продавать там свою франшизу. Но зайти туда украинской компании нелегко, поэтому приходится действовать под маркой зарегистрированного в Великобритании оффшора.

“Польша элементарно ближе, у меня там есть знакомые, — рассказывает о логике решения двигаться в польском направлении Погодина. — Поляки украинцам ближе по менталитету. Мы изучили налоговую систему Польши, санитарные нормы, сделали маркетинговые исследования по основным городам, просчитали бизнес—план, определились с ценами на стрижку”.

Экспресс-стрижка в Польше стоит 25 злотых, то есть 150 гривен. Разница с Украиной довольно существенная – сказывается более высокий уровень жизни поляков.

“Мы зашли в Польшу с собственными парикмахерскими, но уже продаем и франчайзинг – правда, пока только украинцам в Польше, не полякам, — делится опытом собственник “Экспресс-стрижки”. — Начали мы с того, что сняли помещение в центре Варшавы, недалеко от железнодорожного вокзала. Сейчас у нас уже три своих салона в Варшаве и четыре по франчайзингу — в Варшаве, Кракове и Вроцлаве”.

В Польше у системы франчайзинга уже другие ставки. Франшиза стоит от 10 000 злотых, то есть от 60 000 гривен, а роялти материнской компании – 5%.

“Польша – не Украина, где кроме Киева, Днепропетровска, Харькова и Львова страна не живет нормальной жизнью. В Польше даже в небольшом городке можно найти хороший ресторан, там качественные дороги. Польша рассредоточена, — продолжает Погодина. — Там не сразу к нам пришли клиенты. Первый салон в Варшаве уже вышел на точку безубыточности, стабильно работает. Два других в польской столице открылись в марте – в мае там уже должна быть прибыль”.

Собственник “Экспресс-стрижки” не скупится на комплименты польскому бизнес климату. Пожарные и санитарные нормы выполнять несложно, да и проверки – дело редкое. “У нас же нормы, особенно санитарные, неадекватные. Их нереально соблюдать. Госорганы понимают, что ты их не соблюдешь – и у них появляется повод пошантажировать”.

“В Украине работники не очень хорошо знают Трудовой кодекс. Если тут их начальник просит часик—два дополнительно поработать – он берет и работает, — говорит Погодина. — В Польше он тоже может согласиться, но там он понимает, что это время нужно либо оплатить, либо как-то компенсировать. В государственный праздник в Польше никто работать не будет, это даже не обсуждается”.

Будни предпринимателя

Погодина активно вовлечена во все бизнес—процессы “Экспресс—стрижки” и далека от модели управления в стиле свадебного генерала.

“Структура управления устроена так, что мне регулярно присылают свои отчеты менеджеры салонов, я их смотрю, и если есть необходимость вмешаться – вмешиваюсь, — рассказывает она. — В Харькове у нас как—то была такая неразбериха с бизнесом, что мне пришлось прожить там целый месяц, чтобы расставить все на свои места”.

“Но я — творческий человек, — резюмирует Погодина. И даже делала людям татуировки. До сих пор мечтаю о том, чтобы иметь свой кабинетик, где бы я могла стричь людей”.

Чтобы выходить в прибыль, приходится много работать — с менеджерами, с парикмахерами, тратить уйму времени на отчеты, иначе руку на пульсе бизнеса не удержать. Хорошую идею можно продать не только на местном, но и на зарубежном рынке — однако механика ее воплощения должна быть отработана до автоматизма.

Вам також може сподобатися

Leave a reply