В США бум бизнес-инкубаторов для военных. Какие стартапы запускают ветераны?

В США бум бизнес-инкубаторов для военных. Какие стартапы запускают ветераны?

Инженер армии США Кимберли Юнг смотрела на оранжевые цветы шафрана, растущие по обочинам дороги в афганской провинции Герат. Это было необычно: её взгляд привык к пыли и сорнякам, среди которых она выискивала мины, оставшиеся после боевых действий. «Каждый раз, когда мы находили бомбу, было ощущение, что где-то рядом падала новая. Это был бесконечный цикл», — вспоминает Юнг.

Шафран — одну из самых дорогих пряностей мира — выращивали жители соседней деревни, которая показалась Юнг по местным меркам зажиточной. Правда, война мешала экспорту, и Юнг подумала, что могла бы с этим помочь. Спустя три года её компания Rumi Space лидирует по количеству работающих на неё женщин в Афганистане — 380 сотрудниц. Выручка с тех пор выросла вчетверо. Поставляемый в США шафран покупают лучшие рестораны Америки — например, French Laundry и Daniel. «Мы бы не выросли так быстро, если бы не помощь Bunker Labs» — Юнг называет компанию, которая помогает бывшим военным открывать и растить собственные бизнесы. Издание Fast Company недавно посвятило таким инкубаторам большой текст. «Секрет» публикует его сокращённый перевод.

Шафран

© Rumi Spice

«Бизнес — самый устойчивый способ для поддержания мира», — считает основательница Rumi Space Кимберли Юнг. Однако ни один из миллиардов долларов, направленных в Афганистан в XXI веке, не потратили на кооперацию с частным сектором и помощь деревенским районам. При этом 80% жителей Афганистана зарабатывают исключительно сельским хозяйством. Лучше всего продаётся опиумный мак. Его покупают талибы для производства наркотиков, которые потом поставляют на мировой рынок, в том числе в Россию.

В шафране, 90% которого поставляют из Ирана, Юнг увидела шанс переломить эту ситуацию. Когда её миссия в Афганистане закончилась, она вернулась в ту самую деревню и купила несколько сумок шафрана. В Америке она договорилась о пробных поставках в несколько ресторанов. Качество продукта устроило шефов — они согласились брать шафран по $169 за унцию. Уже через несколько месяцев рестораны заказывали у Юнг гораздо больше, чем она могла поставить за собственные деньги. Тогда Юнг и обратилась в Bunker Labs.

В инкубаторе компании помогли составить бизнес-план и свели с профессионалами в упаковке, импорте, экспорте и интернет-продажах. Но главное — дали деньги на новые закупки, что и обеспечило Rumi Space быстрый рост.

Инкубатор

Основатель Bunker Labs Тодд Коннор
© Hindsight

Bunker Labs — один из крупнейших инкубаторов, созданных ветеранами для ветеранов. У него 15 отделений по всей стране. Чикагское — крупнейшее. Оно бесплатно помогает в управлении 370 компаниями: предоставляет им коворкинг, проводит 13-недельную программу акселерации, знакомит с менторами и организует питчи перед инвесторами.

Основатель Bunker Labs Тодд Коннор в 2000–2004 годах служил на флоте, а потом стал работать бизнес-консультантом. В 2014 году, когда всё больше американских военных возвращались из Афганистана и Ирака, он захотел помочь им приспособиться к жизни на гражданке. Тем более что качество поддержки со стороны государства его не устраивало: «С ветеранами часто обращаются так, будто им нужна психологическая помощь. Это далеко не всегда так. А уж если мы говорим о бизнесе, то рынку вообще всё равно, ветеран ты или нет. Главное — это то, какой у тебя продукт».

Первым делом Коннор провёл исследование и выяснил, что 25% ветеранов хотят заниматься собственным бизнесом, но считают, что им не хватает знаний. При этом уже состоявшиеся ветераны-предприниматели готовы ими делиться. «Армия всегда славилась сильными связями. По сути, это привилегированная сеть, которую никто никогда не пытался упорядочить», — объясняет Коннор.

Bunker Labs работает как инкубатор и в некотором роде представляет собой LinkedIn для ветеранов. На разных мероприятиях новички знакомятся с успешными ветеранами-бизнесменами и договариваются с ними о спонсорской помощи. При этом ни Коннор, ни спонсоры не забирают акции компаний. Сначала спонсорами были только региональные банки. Сейчас подключились такие гиганты, как Comcast и JP Morgan.

Последователи

© Rush Club

Вслед за Bunker Labs подобные инкубаторы стали открывать и другие ветераны. В прошлом году бывший офицер ВВС США Филипп Поттер основал The Armory в Финиксе. Там ветераны составляют 8% взрослого населения. Отличие Armory от Bunker Labs в том, что Поттер работает с несколькими ветеранскими организациями для выявления потенциальных предпринимателей. Он находит людей с зачатками идей и запускает в десятимесячную инкубационную программу, предоставляя бесплатное место в коворкинге, юридическую поддержку, помощь в проработке идеи, расчёте жизнеспособности концепции и дальнейшем оформлении и развитии продукта.

За год благодаря Armory уже появилось десять компаний в разных сферах — от кибербезопасности до производства эргономичных банок для мусора. Одна из них — Rush Club, организатор соревнований по фитнесу среди профессиональных тренеров и спортсменов со всего мира. Два человека одновременно поднимают штанги, ядра, подтягиваются или лазают по канату. Победитель проходит в следующий этап, где ему противостоит более сильный соперник. «Они перепридумали фитнес-упражнения и превратили их в зрелищный спорт», — утверждает Поттер.

Год назад зрелищность шоу была под вопросом. Rush Club тратил $10 000 на производство одной программы. А смотрели её всего 3000 человек. Поттер предложил в следующий раз показать соревнования живьём на Facebook. Аудитория сразу выросла до 60 000 человек. Сейчас ежемесячные соревнования смотрят уже 200 000.

Правительство

© Navy Federal Credit Union

Государство тоже пытается помогать ветеранам делать бизнес. Администрация малого бизнеса США открыла 20 информационных центров, которые консультируют и помогают получить финансирование компаниям, открытым ветеранами. Например, курс «Введение в предпринимательство» рассказывает об основах бизнеса, поиске ниш, расчёте расходов и юридических аспектах. С 2013 года его прошли около 10% близких к увольнению военнослужащих. 40% из них действительно открыли собственный бизнес.

Однако многие критикуют правительство за то, что оно до сих пор не приняло аналог GI Bill — законопроекта 1944 года, согласно которому военнослужащие, принимавшие участие во Второй мировой войне, получали ряд льгот, в том числе почти беспроцентные кредиты на открытие бизнеса. В результате половина тогдашних ветеранов действительно организовали собственные предприятия. Считается, что это отлично способствовало послевоенному подъёму США. Пока дискуссия о беспроцентных кредитах нынешнему поколению ветеранов продолжается, эту нишу заполняют собой частные инкубаторы.

«Ветераны становятся лучшими предпринимателями, потому что привыкли выполнять задания. Они добьются своего, чего бы им это ни стоило», — уверена Юнг. Статистика подтверждает её наблюдения. По данным американского Бюро переписи населения, ветераны на 45% чаще открывают свой бизнес, чем гражданские. Согласно Администрации малого бизнеса США, ветераны открыли 2,4 млн малых бизнесов, вместе зарабатывают $1,1 млрд в год и дают работу 5 млн человек.

Источник: http://vlasnasprava.ua/wp-admin/post-new.php

Оставить комментарий